JAZZ, ART-ROCK И ДРУГАЯ ХОРОШАЯ МУЗЫКА
/ 1969: Грядёт январь - Форум
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Околомузыкальный форум » Статьи, интервью » История аргентинского рока » 1969: Грядёт январь
1969: Грядёт январь
санди Дата: Воскресенье, 28.06.2015, 21:33 | Сообщение # 1
Группа: Модераторы
Сообщений: 2820
Статус: Offline
1969: Грядёт январь

В начале года распались Los Gatos, по-видимому, потому чтоу них не было понимания того, чем им заниматься после записи альбома «Seremosamigos»  («Будемдрузьями»). Кроме названной причины  последовалоусиление противостояния Литто с другими участниками группы. В течении зимы они отрабатывают запланированные концерты и расходятся в середине марта. Так заканчивается
первый этап группы, что  до сих пор была самой популярной среди всех представителей «новой молодёжной музыки», которым удалось поиграть в Парагвае, Боливии, Чили и Бразилии ... И все вокруг говорили, об ожидавшейся дальнейшей деятельности  за рубежом. Литто, тем временем, начинает своюсольную карьеру, и даже дает несколько концертов в Мар-дель-Плата, организованных «толстяком» Пьером Байонна (“el gordo” Pierre Bayona). Но  он не можетпривлечь на свои выступления много публики. Между тем, другие ребята отправились в Америку, чтобы увидеть, какие у них есть возможности для работы или для записи. В Нью-Йорке приземлились только Альфредо, Моро и Сиро, потому что Кай остается в Бразилии, где  живет и по сей день, наслаждаясь любовью с девушкой, с которой он познакомился в прошлом году во время путешествия на фестиваль в Рио. Три кота ( LosGatos - коты) сняли квартиру, купили инструменты и прослушали нескольких претендентов на роль вокалиста, чтобы увидеть, могут ли они записать одну композицию. Потом они записали несколько песен с неизвестным певцом, но эти ленты, кажется, безвозвратно утеряны, и теперь никто не знает, где они могут находятся. После этого Альфредо решает вернуться в Аргентину, в то время как Сиро и Моро хотят ещё немного задержаться.

Летом того же года в клубе «Matoko’s», что в городе Мар-дель-Плата, группа Almendra функционировала две ночи подряд (с полночи и до двух часов утра). Almendra начинает становиться известной и в этом же году году выпускает свою первую пластинку. Именно в это время, Луис находит контакт с так называемым «разрывным». Это наверное Алехандро Перальта (Alejandro Peralta) - сын Пири Лугонеса (Pirí Lugones), который позже покончит жизнь самоубийством) и с «Кланом Маниоки». В марте Almendra едет в Перу, чтобы выступать в качествегостя на фестивале «Песни в  Лиме» , ​​ипредставить свой сингл «Hoy todo el hielo en la ciudad» («Сегодня город во льдах»).

Лед покрыл город, неба здесь не существует;
луч света не проникает в дом мой.
люди напрасно молятся Богу,
в этом году, этой зимой.

Я буду сверлить лед,
я вернусь на небо,
я хочу уничтожить лед
где бы он не был.

Засверкал циферблат на станции
Солнечные луч отражаясь начал путь свой
Дети прыгают и поют от счастья,
В этом году, этой зимой.


В своих заметках о формировании лейбла «Маниока», Педро Пухо отмечает: «В Мар-дель-Плата были ночные клубы, для которых было заангажировано несколько рок-групп в соответствии с традиционной организацией, и из всех них именно  группа Almendra  привлекла мое внимание. Я был действительноочарован композициями Луиса Альберто. Он вёл свою борьбу с танцевальным
мейнстримом, и делал это очень хорошо. Группу зауважали. После пересмотра подходящих помещений для презентаций ребят на «Маниоке», мы поняли, что они не привлекли внимание ни одного местного предпринимателя... Между нами говоря, такая публика, как эта, не имела никакого коммерческого интереса... и мы решили его изобрести. Поиск закончился с открытием огромного подвального помещения по бульвару Перальта 2817 , на углу улицы Альсина, где мы должны были действовать в сжатые сроки, чтобы вовремя открыть сезон. Был арендован дом для музыкантов (для трио Manal и для группы LosAbuelos).   Детали сосуществования в том доме: всё было очень скромно,  но главное смогут рассказать только самиартисты.

По словам, газеты «Ла Капитал» за четверг 6 февраля 1969 , которую цитирует Пухо: «Спуску в помещение систематически препятствуют банки с краской, бесконечные груды алюминия и
автомобильных шин, которыми заставлены лестницы. Как только будут устранены эти
трудности, взору откроется огромный нарядный зал, от величия которого упадёт в обморок любой человек, не подготовленный к зрелищу.

Приглашение на инаугурацию были аккуратно вырезаны из бархатной бумаги, и я помню всех, кто приехал поддержать наше предприятие своими средствами.  Одними из самых ярых энтузиастов для нас были Эрнесто Бианко (ErnestoBianco), Ирис Алонсо (Iris Alonso) и Освальдо Драгун (Osvaldo Dragún). Дальше необходимо было убирать окрашенные чёрным сиденья и шины, на которых краска была не всегда засохшей...а ещё на одежде оставались большие масляные пятна. Моей задачей было войти через вращающуюся дверь, принести еду и напитки и отдать их несчастным жертвам этого предприятия, которое закончилось  ужасным выкидышем. Диск-жокеем, пожалуй одним из лучших после Даниэля Арместо (Daniel Armesto) был Алехандро Перальта (Alejandro Peralta). Мы притащили туда абсолютно все диски, которые были привезены из Нью-Йорка несколько месяцев назад. Были группы Manal, LosAbuelos и другие приглашённые. Все они были очень разными. Весь зал составлял 300 квадратных метров, и был вместимостью в 300 человек. Сцена состояла из 10 тумб по одному квадратному метру каждая, стены высотой в 4,5 или 4,7 метров, повсюду были развешаны великолепные плакаты TheBeatles, TheRolling Stones, Pichuco и другие. Сиденьями для зрителей служили кресла Фиатов и 600 шин грузовиков Mack. Резиновые сиденья являлись символом абсолютной свободы, так как каждый из них мог сидеть, как ему вздумается: хотите прямо, хотите под углом, с ногами внутрь или наружу. Это был скромный, но важный
способ показать свободную волю.

Номы никогда не были удачливыми. Помещение было открыто в пятницу, а уже  в следующий понедельник появился начальник Муниципальных Инспекторов с двумя коллегами, и они проверили всё наше хозяйство. Хотя, все было в порядке, один из них докапывался до нас, будто бы мы не
заботимся о внешнем виде Мар-дель-Плата, и приказывал, чтобы грузовик забрал
все шины, разбросанные по полу. Резина считалась негигиеничной и вонючей, поэтому мы должны были где-то достать обычные стулья и столы. Угроза закрытия нависла над нами, но все же место все еще продолжало работать. Помню как однажды ночью Алехандро и Рафаэль сказали нам, что нас ограбили и украли все диски. Мы знали, что вещи нужно на ночь закрыть ... Пришлось даже давать взятку: потому. что продукты питания, оказывается,нужно хранить дома. Хорхе и я жили в отеле в центре города, потому, ему каждый день необходимо было присутствовать в своём книжном магазине. Потом мне сказали, что кто-то не смог закончить среднюю школу. Потом я узнал, что диски были распределены среди аудитории ... это было саморазрушительное предприятие! Если бы при этом всём все мы осталисьдрузьями…  Были признаки, что мы несработаемся. А ведь у каждого были ещё и личные проблемы. Танхито появился с просьбой о помощи. Проблема была в ограниченности общения. Позиции «Маниоки» были шатки... интриги, недоверие, не было стержня. Мечта стала распадаться на части. Я решил вернуться в Буэнос-Айрес ...По мнению некоторых, таких как Пири, я был виновен в измене Хорхе, я пренебрёг компанией и лез не в свои дела. Так что я взял отпуск на несколько дней, чтобы побыть  со своей семьей, а потом решил вернутьсяи доделать ту часть дисков, которые еще не поступили в продажу. В этом процессе важную роль сыграл Норберто Фолино (Norberto Folino), который  взял ответственность за юридическую частьпесенного творчества и соблюдение авторских прав. Он нашёл меня в библиотеке чилийского городка Талькахуано и рассказал о важности музыкальных магазинах для продвижения и размещения дисков. Мне до этого ничего не рассказывали о дистрибьюторах, и я захотел вернуться снова! Я начал бегать и отправлять на радио записи, в попытке их распространять. Потом началось противостояние между четырмя основателями-маниокцами и потом пришёл печальный конец ... Хавьер и Рафаэль отправились в Европу. Так «Маниока» потеряла часть своихбезумных идей, которые могли возникнуть только у  нас четверых. Для компании это был новый этап... другие плакаты, больше концертов, новые группы».

Много позже, в то время как Almendra гастролировала в Перу, появилась группа, которую  спустя некоторое время назовут Vox Dei . Её тоже «открыли» для  «Маниоки». Первый контакт состоялся через менеджера группы Луиса Альберто Буфони (Luis Alberto Bufoni), который пришёл в книжный магазин и воодушевил Хорхе Альвареса и Педро Пухо пойти и посмотреть на группу Quilmes. Группа регулярно выступала в кафетерии «Маку», смешивая мелодичные темы, в которых всё было на английском. Но после прослушивания блюзов от группы Manal, они полностью перешли на испанский язык. Кроме того, чтобы попасть на «Маниоку» необходимо было петь на испанском. Так начиналась группа Vox Dei и так они дошли до своих первых синглов, «Azúcar amarga»  («Горький Сахар»), а на второй стороне был  «Quiero ser» («Хочубыть»), и  «Dr. Jekill»  («Доктор Джекил») текст которого ниже:

Все закончится, ничто не может быть вечным,
все имеет свой предел, все пути конечны.
Я могу осознать, что я не вечен,
Мой путь  тоже ограничен,конечен.

Я думал, что любовь была для меня искуплением
с любимой женщиной, сколько бы она не длилась ,
или спасением от пустоты и одиночества,
А она взяла и  прекратилась.

Все говорит мне, что каждый день последний,
Но каждый раз завтра новый день загорается.
Откуда эта уверенность в завтрашнем дне?
Где эта вера во мне начинается?

Я понимаю, что я не всемогущ,
Но когда я начал петь, то не могу остановиться.
Стоит ли бороться, стоит ли терпеть?
Я начал то, что очень скоро прекратится.

Таким же одиноким как и ты,
Я начал то, что очень скоро прекратится.


Основателями Vox Dei были: Рикардо Соуле (Ricardo Soule), Вили Кироха (WilieQuiroga), Карлос «Йоди» Годой (Carlos “Yody” Godoy) и Рубен Басоальто  (Rubén Basoalto). Одно из первых выступлений состоялось в театре Пайро, где диктор Эдгардо Суарес (Edgardo Suárez) стал фанатом группы. Также отметим, что в этом концерте Карлос Годой расплакался прямо на сцене, под аплодисменты зрителей.

В то же время, в городке Пунта-дель-Эсте произошёл дебют дуэта Pedro y Pablo , по-настоящему их звали Мигель Кантильо (Miguel Cantilo)  и Хорхе Дуриец (Jorge Durietz). Они  своим выступлением открывали шоу в «Ла Фуса» -типичном месте, где циркулировали со своими выступлениями Хорхе Щусщим (Jorge Schussheim), Карлос Персивалье (Carlos Perciavalle), Нача Гевара (Nacha
Guevara) и Сусана Ринальди (Susana Rinaldi).

1968: Второе я господина по имени Бизнес .........................................................................1969: Биг-бит Буэнос-Айреса


Сообщение отредактировал санди - Воскресенье, 22.11.2015, 16:19
 
Форум » Околомузыкальный форум » Статьи, интервью » История аргентинского рока » 1969: Грядёт январь
Страница 1 из 11
Поиск: