JAZZ, ART-ROCK И ДРУГАЯ ХОРОШАЯ МУЗЫКА
/ 1968: Удача или невезение? - Форум
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Околомузыкальный форум » Статьи, интервью » История аргентинского рока » 1968: Удача или невезение?
1968: Удача или невезение?
санди Дата: Воскресенье, 05.01.2014, 00:16 | Сообщение # 1
Группа: Модераторы
Сообщений: 2824
Статус: Online
1968: Удача или невезение?

1968 год является тем годом, когда были совершены первые записи, если иметь в виду синглы... и не принимать во внимание, второй и третий LP группы Los Gatos.

Вместе с Мигелем Абуело и другими науфрагос, Пипо пошел навестить Бена Молара (Ben Molar) - вора в законе в музыкальном издательстве Fermata. Право на запись было получено немедленно, потому что «Ayer nomás» имел успех, а также потому, что мать Пипо сказала тому, что Мигель очень талантлив. Человек спросил, есть ли у него группа, и Мигель тут же ответил «Да!», и всё. Но, чтобы дать имя для несуществующей группы, необходимо вспомнить фразу Маршала (Marechal) из «Праздника Северо Арканджело» («El Banquete de Severo Arcángelo»), которая звучит так «Отец вшей, предков из ничего». Бен Моляр сразу же договаривается с CBS о дате закрытия реестра в течение двух месяцев, и согласовывает все детали с Хако Сельером (Jacko Zeller).

Так родились первые записи группы Abuelos de la Nada, которую сформировал Эктор Помо Лоренсо (Héctor Pomo Lorenzo). Барабанщика они нашли прямо на площади Франсия, он, говорят, был так взволнован, что в тот же день купил барабаны, которые лежали на витрине. В свою очередь, Помо пригласил на роль басиста Альберто Лара (Alberto Lara) и его брата Микки (Micky) на роль ритм-гитариста, а также пригласил органиста по имени Эдуардо (Eduardo), которого быстренько переименовали в «Майонеза», в честь самого колоритного клавишника из «Пещеры» - Фанакоа (Fanacoa). Практически, раньше они не играли вместе и, даже, не играли в какой-то группе. Они начали репетировать в доме Пипо, а менеджером стал тот самый Мабель Лерноуд (Mabel Lernoud). Хавьер Мартинес (Javier Martínez) представился им как студент с очень короткими волосами, который живёт в ритме блюза и имеет внушительную коллекцию записей. Клаудио Габис (Claudio Gabis), отказался присоединиться к Los Abuelos, но согласился записаться с ними. И лишь затем пришёл Паппо Наполитано (Pappo Napolitano) как постоянный скрипач. Пипо купил только одну гитару фирмы Fender, зато Клаудио и компания приобрели приставки дисторшн и рекордер Geloso. Некоторые из этих звуковых эффектов, например на виолончели, можно услышать в начале композиции «Diana Divage» , которую сочинил Мигель. На самом деле, даже если Клаудио лично выступал с гитарой, всё равно, главным образом все идеи выходили из головы Мигеля. Наконец пришёл день записи, и была записана композиция «Diana Divage» и их музыка полилась над планетой. Просто вслушайтесь в адские звуки гитары Клаудио, в которых звукотехник Касахус (Casajús) ничего не понимал ... там же виолончели, колокола и различные эффекты, которые ранее были доступны только для The Beatles ...

«Земля была стара, как море, как солнце,
Она была одинока. Но вот пришёл человек и разрезал её.

Роза, с симфонией опьяняющих ароматов под солнцем,
росла в саду, под чутким садовника руководством,
умелые руки природы взрастили её.

Человек родился и вырос рядом с цветком,
верил он, что и цветок для него был рождён,
а потом он сломал его и ушёл, но осталась тоска,
Нет более ни человечка, ни цветка.


Вообще-то, композиции группы Los Abuelos de la Nada были предназначены для совместного альбома с сольными номерами Хавьера Мартинеса и Мориса (который в те дни записал «Yo no pretendo» («Я не имею в виду») в дальнейшем, эта песня изменит своё название на «Esto va para atrás» («Это вернётся»). Специально для обложки этого альбома Пипо сочинил следующие текст:

«Морису пришлось много путешествовать, чтобы видеть собственными глазами то, что происходит с людьми. Он говорит, что с нами что-то не так, и что мы должны идти в армию, для того, чтобы защищать соседского дядю. Пару лет назад была группа под названием Los Beatniks, из которой он ушёл, потому, что общественность уделяла слишком большое внимания внешним эффектам, а не самой музыке. И с тех пор, он пошёл, гулять по улицам, в надежде написать то, что ему хотелось бы сделать, не отдавая дань моде. Ему двадцать пять лет, он играет на губной гармошке и гитаре, и он был первым, кто начал сочинять хорошие тексты на испанском.

Хавьер родился для того, чтобы петь блюз, а не плакать, так как мы его знаем, настоящим меломаном музыки чернокожих. Он посвятил свои годы тому, чтобы найти пути адаптации звучания черного блюза для испанской речи. Это требовало больших затрат времени и огромных усилий, потому, что английский язык является непонятным для нас и приходилось укорачивать испанский фразы, чтобы достигать разных уровней напряжённости во фразах на испанском. Хавьер в двадцать лет, является прекрасным и страстным барабанщиком, настоящим ученым от рока и ритм-энд-блюза.

Группа Los Abuelos de la Nada показывает нам своеобразное качественное изменение музыки, для которого они совершили все возможное, чтобы сделать что-то новое и мощное. Певец и автор песен Мигель, в свои двадцать два и я, в свои двадцать один год, сочинили тексты, и пошли вместе искать потрясающих музыкантов по всему Буэнос-Айресу. Благодаря поискам, появился Помо – семнадцатилетний барабанщик, который жил и работал, будучи неудовлетворенным от того, что не мог использовать свои способности. Мы сказали ему, что вместе мы могли бы сделать намного больше, чем каждый по отдельности, и он согласился примкнуть к нам. Через месяц, он уже своей игрой вызывал настоящие землетрясения. Помо привёл восемнадцатилетнего Мики (Miki) и двадцатидвухлетнего Каросо (Carozo), которые спелись дуэтом, и лишь потом все узнали, что Каросо басист с головой полной новых идей, а Мики прекрасно освоил ритм-гитару».

Из-за каких-то махинаций звукозаписывающей компании, этот альбом так никогда и не увидел свет. Пипо, через несколько месяцев, ушел в капеллу дель-Монте (Capilla del Monte), для того, чтобы «путешествовать по стране, встречаться с людьми и знакомиться с разными местами». Он пишет стихи и преподает уроки английского, для тех людей, которые смотрят на него без злобы и не забрасывают камнями, из-за вызывающей одежды и длинных волос. Когда он возвращается в Буэнос-Айрес, то окунается с головой в запись полностью собственной пластинки с группой Los Abuelos . Здесь следует вспомнить ещё две песни, которые никогда не были записаны, это «Bendito» («Благословенный») и «El silbido del viento entre los juncos» («Свист ветра в тростнике»). Дело в том, что прозвище «Тростник» было у одной женщины, которую знал Пипо, когда он посетил Кордову. Уже с Паппо (Pappo), который заменил Клаудио, Пипо запишет вещь «Lloverá» («Будет дождь»).

«Куда-то пропал аромат персиков,
Призраки в моих глазах видят отражение прошлого дня.
Я изменил цвет моей кожи, и под вечер
Сделаю шаг в тень, и более никто не увидит меня.

Время сочится песком сквозь пальцы,
мое лицо в зеркале уже не излучает тепла,
Я не узнаю улиц, такими как прежде,
где сон стирает все контуры до бела.

Я здесь стою, сижу и лежу,
Я здесь распят, и все это так.

Груз вещей больше не давит на мои плечи,
воду я пью, воду и больше ничто,
Я был одинок, и не имел воспоминаний,
Мне было очень больно, но не более того.

То, что я вижу, в действительности не существует,
это вневременные конструкции и больше ничего.
Я подхожу к часам берусь рукой за стрелку,
эта жизнь лишь игра, игра и не более того».


Los Abuelos услышали свою вещь «Diana divaga» по радио, и обнаружили, что оригинальная версия в четыре минуты, была укорочена. Из неё вырезали два коротких дифузоидных куска и тем самым сократили её до двух минут. Это, в сочетании с неизбежными трениями внутри группы, приводит к серьёзным разногласиям. Мигель отрывается от коллектива и вскоре начинает сольную карьеру, к которой он так стремился. Los Abuelos de la Nada исчезают через несколько месяцев, но не раньше, чем успевают записать песню, в которой заметно влияние и присутствие Паппо, а конкретно, блюз под названием «La estación» («Станция»).

Среди других синглов этого периода вспоминается сингл Танхито, выпущенный на RCA по договорённости с Орасио Малвисино (Horacio Malvicino). На первой стороне была вещь «La princesa dorada» («Золотая принцесса»), сочинённая совместно с Пипо, но на диске был подписан только один автор музыки под именем Рамзеса VII (Ramsés VII) – это был один из псевдонимов Танхито, которые он последовательно для себя использовал. На второй стороне была песня, направленная против ядерной войны, под названием «El hombre restante» («Последний человек»), которую они сочинили на пару с Хавьером Мартинесом.

«Золотая принцесса лета посреди поля, залитого солнцем,
калейдоскоп теней сквозь листья и смеха сквозь слёзы.
Время остановилось, ветер листа не шелохнёт,
новая магия, новая магия происходит,
и плывёт мой новый плот вперёд.

Я не только здесь, но я во вселенной повсюду
улыбка меня выдаёт, я смотрю на принцессу,
что летит между звездами в вельветовом небе,
и она меня ведёт за собою вперёд.

Нашим разговорам слова не нужны
Космос выворачивается как перчатка
и мне невдомёк, я внутри или снаружи.

Я слышу, вы взываете к ней,
и знаете вы, что она между вами,
меж скал и валов, меж гор и зыбей
Скользит она над волнами.


Этот сингл, хоть и был издан, но потом его потеряли, так что теперь, он является настоящим раритетом для коллекционеров.


1967: Людское море............................................................................................................................1968: Будем выходить на место


Сообщение отредактировал санди - Воскресенье, 22.11.2015, 15:44
 
Форум » Околомузыкальный форум » Статьи, интервью » История аргентинского рока » 1968: Удача или невезение?
Страница 1 из 11
Поиск: